Астрономические пророчества Джонатана Свифта.
В середине августа 1877 года, в период великого противостояния Марса, астроном Асаф Холл на Вашингтонской морской обсерватории, используя 65-сантиметровый рефрактор, открыл два маленьких спутника Марса. С тех пор вот уже более века эти спутники находятся в центре внимания астрономов. Их поверхности сфотографированы автоматическими межпланетными станциями.

Но вспомним такой уди вительный факт. Выдающийся английский писатель-сатирик Джонатан Свифт в своем произведении "Путешествия в некоторые отдаленные страны света Лемюэля Гулливера, сначала хирурга, а потом капитана нескольких кораблей", рассказывая об астрономии лапутян, упоминает о двух спутниках Марса. Книга "Путешествия Гулливера" вышла в свет в 1726 году, задолго до открытия Холла. Как же объяснить этот факт?

По этому поводу существует несколько гипотез, из которых можно выделить три основные:

а) виновата безудержная фантазия писателя;

б) Свифт верил в гармонию чисел (у Земли - один спутник, у Юпитера тогда было известно четыре, значит, у Марса их должно быть два);

в) он использовал более ранние источники (книги, рукописи, письма).

В пользу каждой из упомянутых гипотез можно привести те или иные аргументы и на сегодняшний день все три можно считать равновероятными. Однако не стоит забывать, что Свифт был писатель-сатирик и в своих произведениях он обличал пороки современного ему общества, следовательно, все или по крайней мере многие сюжеты и персонажи взяты им из жизни. И пусть они потеряли привычные формы и обросли художественным вымыслом, но сама суть их остается жизненной. И сюжет о лапутянской астрономии мог быть навеян вполне реальными воспоминаниями.

Посмотрим, что пишет сам Свифт, Вот как он описывает обсерваторию лапутянских астрономов, размещавшуюся в глубокой пещере, имевшей форму купола: "Вся пещера заставлена разнообразнейшими секстантами, квадрантами, телескопами, астролябиями и другими астрономическими приборами". И далее: "Эти ученые большую часть своей жизни проводят в наблюдениях над движением небесных тел при помощи зрительных труб, которые своим качеством значительно превосходят наши. И хотя самые большие тамошние телескопы не длиннее трех футов, однако они увеличивают значительно сильнее, чем наши, имеющие длину в сто футов, и показывают небесные тела с большей ясностью. Это преимущество позволило лапутянам в своих открытиях оставить далеко позади наших европейских астрономов. Так, ими составлен каталог десяти тысяч неподвижных звезд, между тем как самый обширный из наших каталогов содержит не более одной трети этого числа. Кроме того, они открыли две маленькие звезды или два спутника, обращающихся около Марса, из которых ближайший к Марсу удален от центра этой планеты на расстояние, равное трем ее диаметрам, а более отдаленный находится от нее на расстоянии пяти таких же диаметров. Первый совершает свое обращение в течение десяти часов, а второй в течение двадцати одного с половиной часа, так что квадраты времен их обращения почти пропорциональны кубам их расстояний от центра Марса, каковое обстоятельство с очевидностью показывает, что означенные спутники управляются тем же самым законом тяготения, которому подчинены другие небесные тела.

Лапутяне произвели на блюдения над девяносто тремя различными кометами и установили с большой точностью периоды их возвращения. Если это справедливо (а утверждения их весьма категоричны), то было бы весьма желательно, чтобы результаты их наблюдений сделались публичным достоянием, ибо тогда теория комет, которая теперь полна недостатков и сильно хромает, была бы доведена до того же совершенства, что и другие области астрономии.

Читая отрывок, посвященный устройству лапутянской обсерватории, и другой отрывок, в котором описаны достижения лапутянских астрономов, невольно приходишь к выводу, что их автор бывал в астрономических обсерваториях, общался с астрономами и вообще был знаком с основами этой науки. Его указание, что трехфутовые телескопы лапутян сильнее наших стофутовых, может говорить о том, что Свифт видел и короткофокусные рефлекторы, и длиннофокусные рефракторы, причем отдавал предпочтение первым.

В самом деле, в те времена астрономы, чтобы уменьшить действие аберраций, строили телескопы-рефракторы с очень большими фокусными расстояниями их однолинзовых объективов. Так, телескоп Я, Гевелия (1611-1687), построенный в 1673 году, имел фокусное расстояние 45 м, телескопы X. Гюйгенса - 37, 55 и 64м. С другой стороны, в 1722 году английский астроном и оптик Джон Гадлей (1682- 1744) построил один из первых рефлекторов с диаметром главного зеркала 15 см и фокусным расстоянием 160 см (5/4 фута). Рефлектор работы Гадлея демонстрировался на заседании Королевского общества (Академии наук Великобритании) в присутствии Ньютона. Сравнение видимости в этот телескоп пяти спутников Сатурна и щели Кассини в его кольцах с их видимостью в 37,5-метровый рефрактор X. Гюйгенса, подаренный им в 1691 году Королевскому обществу, показало, что рефлектор не уступает своему 122-футовому "сопернику".

Несомненно, Свифт знал об этом эксперименте и использовал его при характеристике достижений астрономов Лапуты.

Интересно оценить два других его астрономических прогноза. Астрономы Лапуты у Свифта составили каталог положений 10000 звезд. Во времена Свифта самым полным был каталог Флемстида, в котором было 3000 звезд ("не более одной трети этого числа"). Первый каталог, содержавший положения 10000 звезд, был опубликован в 1763 году французским астрономом Н. Лакайлем - через 37 лет после выхода "Путешествий Гулливера". А девяносто третья комета, наблюдавшаяся хотя бы при одном повторном возвращении к Солнцу, была занесена в каталог лишь в начале 80-х годов нашего столетия, спустя 255 лет после предсказания Свифта. Напомним, что Свифту (как и его современникам - астрономам) была известна только одна периодическая комета - комета Галлея.

Вернемся теперь к спутникам Марса. Известно, что их существование подозревал еще Иоганн Кеплер, опираясь на гармонию чисел. Он пытался расшифровать анаграмму, опубликованную Галилеем, как сообщение об их открытии (на самом деле в ней говорилось о кольцах Сатурна, которые Галилей принял за два больших спутника). В 1611 году Кеплер опубликовал свои соображения в книге "Диоптрика", второе и третье издания которой вышли в Лондоне в 1653 и 1683 годах. Возможно, что Свифт был с ними знаком.

Но можно выдвинуть еще одну гипотезу. Некий астроном, современник Свифта, открыл спутники Марса. Однако о своем открытии официально не сообщил. 06 этом открытии стало известно Свифту, и он в дальнейшем использовал его в качестве материала для одной из глав "Путешествий Гулливера", так что эта книга стала своего рода связующим звеном между открывателем спутников Марса и нами.

Возникают закономерные вопросы. Кто был этот астроном? Почему он не сообщил о своем открытии? Вспомним пожелание Свифта о том, чтобы достижения лапутянских астрономов стали бы всеобщим достоянием. Не намек ли это на то, что в родной Свифту Британии не все открытия оглашались? А вот еще один достоверный факт; первый королевский астроном Джон Флемстид долго не соглашался передать Ньютону свои наблюдения положений Луны и планет, необходимые автору теории тяготения для проверки своих теоретических построений. Между Ньютоном и Флемстидом сложились весьма неприязненные отношения. Кстати, как свидетельствует автор примечаний к цитированному изданию "Путешествий Гулливера" А. Аникст (с. 417), Свифт также плохо относился к Ньютону и даже публиковал на него остро сатирические памфлеты. Уж не Флемстид ли обнаружил спутники Марса? А опубликовать сообщение об открытии ему помешала смерть в 1719 году. Ведь и его звездный каталог был опубликован посмертно.

По нашему мнению, однако, если такое открытие состоялось во времена Свифта, то оно могло быть сделано только при помощи телескопа-рефлектора. Телескопы Гевелия, Гюйгенса, Флемстида, хотя и имели достаточные диаметры объ- ективов (уже упоминавшийся 122-футовый телескоп имел объектив диаметром 20 см), но страдали сильными абер- рациями, и в такие телескопы вряд ли возможно было открыть спутники Марса.

А можно ли было обнаружить их в 5-футовый телескоп Гадлея? В него хорошо были видны спутники Сатурна Тефия и Диона, которые находятся на равном (Диона) или меньшем (Тефия) расстоянии от диска Сатурна, чем Деймос от Марса. Но Тефия и Диона на две звездных величины ярче Деймоса и на полторы величины ярче Фобоса, да и диск Марса ярче, чем диск Сатурна. Короче говоря, нужно искать дальше. Возможно, ответы на эти вопросы следует искать в архивах, библиотеках, музеях. Надо тщательно изучить переписку Свифта.

В 1752 году выдающийся французский писатель и философ Вольтер в своем произведении "Микромегас" также упомянул о двух спутниках Марса, якобы обнаруженных героями романа. Что это - влияние Свифта? Фантазия писателя? Вера в гармонию чисел? Использование более ранних источников? Однозначного ответа пока нет, но какой бы ни оказалась истина, и Свифт, и Вольтер оставили свой след в астрономии. Их именами названы кратеры на Деймосе.

Подтвердится или нет наша гипотеза об открытии спутников Марса астрономом - современником Свифта, их первооткрывателем должен все равно считаться Асаф Холл, поскольку до 1877 года о спутниках Марса науке ничего известно не было.

Земля и Вселенная № 5,1989
Категория: Марс | Добавил: Ufogid (22.08.2010) | Автор: И. А. СИМОНИЯ
Просмотров: 6646 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]